Танцы на костях

Скандальная ситуация в Ставрополье, где одновременно были захоронены младенцы, рожденные мертвыми в течение прошлого и этого года, дала пищу для богатой фантазии парламентариев. Депутат со стажем, а ныне член Совета Федерации Елена Мизулина даже потребовала парламентского расследования, заподозрив, что у младенцев, выкраденных у рожениц, были изъяты органы. При этом ни самой поклоннице «теории заговора», ни ее коллегам не пришло в голову пересмотреть действующий закон о погребении, а также правоприменительную практику и ее финансирование.

Ставропольский скандал

Несколько дней назад на Воскресенском кладбище Ставрополя было обнаружено массовое захоронение детей 2014-2015 годов рождения – там сразу появилось 13 свежих детских могил с одной датой смерти: 2 октября. Вскоре выяснилось, что могилы принадлежат рожденным мертвыми в разное время младенцам, а указанное на надмогильных табличках число – дата их захоронения, которую указал, не подумав о последствиях, подрядчик, выполнявший погребение.

В региональном Минздраве заявили, что родители часто не забирают тела мертворожденных детей. Губернатор Ставрополья Владимир Владимиров жестко раскритиковал работу проводившего захоронение бюро ритуальных услуг. Но вопрос, почему тела детей более полутора лет не предавали земле, так и остался без ответа.

На данный момент установлены родители мертворожденных детей, сообщило в среду ГТРК «Ставрополье». «Это необходимо для установления обстоятельств рождения детей и уточнения информации о том, действительно ли родители отказывались от их захоронения», – сказала в эфире телеканала помощник руководителя краевого управления СКР Алла Козырецкая. 

Сенсация от Мизулиной

Скандальная новость моментально разнеслась по всей стране. Причем самые абсурдные версии произошедшего прозвучали не на интернет-форумах, а с высоких трибун. «Ситуация эта вопиющая, – заявила Мизулина. – Неизвестно, были ли оформлены отказы родителей от тел этих детей. Нужно срочно выяснить, изымались ли органы для трансплантации, не ставились ли на этих детях опыты. История требует тщательного расследования, к расследованию нужно привлечь депутатов».

Кроме кражи органов, сенатор заподозрила медиков и в финансовых махинациях: «Государство выделяет деньги на отдельное погребение младенца. Куда пошли эти деньги, если дети были похоронены массово?». Официальный ответ на этот вопрос даст следствие – в Ставрополь прибыли следователи и криминалисты Главного следственного управления СКР по СКФО, и материалы проверки уже переданы из следственного отдела по Промышленному району Ставрополя в отдел по расследованию особо важных дел.

«МедНовости» расспросили медиков и представителей похоронной отрасли, как обстоят дела с захоронением невостребованных тел и что они думают о конспирологической версии Мизулиной.

«Правда» жизни и смерти

Но еще раньше об этом заговорили наши читатели-медики, оставившие свои комментарии под новостью о ставропольской находке. Вот некоторые из них:

– «Государство выделяет деньги на погребение» – выделяет, но ужасно смешные. Похоронить  на них невозможно. В больницах женский персонал, копать могилы они не будут. Нанять людей со стороны – сложно. Остается один путь – заключить договор с кладбищем. Этот договор надо проводить через систему – госзаказ. Понятно, что на один трупик и 800 рублей никто договор заключать не будет. Вот и прикапливают трупики в морге, чтобы потом, когда их наберется достаточное количество, одномоментно все работы и выполнить. Благо, трупики детей маленькие, можно хранить в одной ячейке холодильника морга. К концу года хоронят, чтобы на следующий год финансы не перетаскивать».

– «Если больница взрослая, старшая медсестра изыскивает (уворовывает у пациентов, при активном закрывании глаз зав. отделением, и зам.главного) 2 литра спирта, предлагает их имеющимся в отделении мужикам ханыгистого типа, и они роют могилку. Картонный гроб – 700 рублей, минимальный столбик (крест) с именем и фамилией – 600 рублей. Как, видите, в цену 800 рублей уже не укладываемся. На недостающую сумму выписывается материальная помощь сотруднику, который не сольет, и он, получив деньги, тут же отдает их старшей, чтобы она заплатила за столбик налом. Транспорт – больничный уазик, на котором еду возят. Недавно 3 бомжей хоронили, 5 месяцев лежали в морге, думали, может кто заберет. Правда жизни».

– «Там наверху не понимают, что люди тоже умирают и не всех их хоронят, как депутатов».

«Чтобы сказать такую ересь, надо быть полностью лишенным логического мышления»

«В начале 90-х, когда я еще студенткой была на практике в роддоме, я стала свидетелем похожей истории, – рассказала «МедНовостям» педиатр одной из подмосковных больниц. – У женщины был поздний выкидыш, и мертвого ребенка они с мужем не забрали. И тогда старшая сестра отделения взяла бутылку водки из собственных запасов и отдала ее человеку, согласившемуся помочь решить эту проблему. Он отнес младенца на кладбище и подхоронил в какую-то могилу. Сейчас не многое изменилось. Госслужбы этим заниматься не хотят, денег не выделяют, и больницы вынуждены выкручиваться, как могут. Думаю, что ставропольская история из той же серии. Младенцы лежали в морге в холодильнике, пока не нашлись деньги, или не сменился кто-то из принимающих решение сотрудников».

Что касается предположения Мизулиной о краже органов, то, по мнению педиатра, «чтобы говорить такую ересь, надо быть полностью лишенным логического мышления». «Еще можно было бы понять, если бы речь шла о похищении живого ребенка, но кому нужны несозревшие органы? – считает врач. – Ведь у этих младенцев органы еще не созрели. Даже если взять систему кровообращения, она функционирует по-другому: там есть дополнительные магистрали, которых нет у взрослых. Я не знаю, кто эта депутат по образованию, но чтобы понимать такие вещи, достаточно логического мышления».

«Слово «оптимизировать» в нашей стране происходит от корня «опт»»

В специализированных изданиях судмедэксперты со всей страны регулярно поднимают проблему погребения невостребованных тел. Статья 12 федерального закона №8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» регламентирует условия и механизм погребения невостребованных тел, а статья 26 – источники финансирования. Погребение должно осуществляться специализированной службой за средства регионального и местного бюджетов. Но на практике на местах эти вопросы решаются по-разному, в зависимости от экономического положения региона и степени понимания проблемы его руководством. Там, где это возложено на плечи судебно-медицинской службы, в условиях недофинансирования, невостребованные трупы месяцами лежат в моргах. Что, кроме всего прочего, является грубым нарушением санитарно-эпидемиологических норм.

Возмущаются таким положением дел и представители похоронной отрасли. По мнению председателя профсоюза работников ритуальных служб Антона Авдеева, «разгильдяйство» ставропольского подрядчика невольно выявило проблему, с которой сталкиваются по всей стране.

«Слово «оптимизировать» в нашей стране происходит от корня «опт», вот и хоронят людей уже, прости господи, «оптом», – мрачно шутит Авдеев. – В моргах невостребованные тела умерших собирают в течение года, потому что на похороны каждого нет денег. Это же логистика, транспорт, рабочие руки. По закону, каждому россиянину, включая мертворожденных детей (появившихся на свет в результате беременности, длившейся более 196 дней), положена дотация на погребение. Если хоронить человека некому, то на эти средства государство должно обеспечить гарантированный набор: гроб, транспорт, принадлежности и само погребение».

По словам Авдеева, недавно на конференции «Некрополь» были озвучены данные о том, что даже по сравнению с советским временем похоронная отрасль недофинансирована в 10 раз. А самое большое пособие на погребение, в несколько раз превышающее размер среднероссийской дотации, установлено в Москве и составляет 16227  рублей. При этом самые скромные похороны в столице обходятся в 10 раз дороже. «Поэтому даже в Москве, где этими вопросами занимаются муниципальные учреждения, выглядит все очень печально, – говорит Авдеев. – Вот на что следовало бы обратить внимание Совету Федерации. Нам нужен государственный проект, связанный с погребением и местами захоронений. Потому что в традиционной системе ценностей вопрос жизни, смерти, погребения, захоронения является фундаментальным. И если страна заявляет, что придерживается такой системы ценностей, то достойный гражданский обряд похорон должен быть обеспечен для всех без исключения». 

«Решения родителей в этот момент неадекватны» 

По мнению президента «Лиги пациентов» Александра Саверского, ставропольская история должна подстегнуть депутатов и к правовому урегулированию взаимоотношений между медиками и родителями погибших новорожденных. «Эта проблема находится в сером промежутке регулирования, поэтому вопрос, куда деваются не похороненные родителями дети – тайна за семью печатями, – считает эксперт. – По нашей практике я знаю, что решения родителей в этот момент неадекватны. Люди, потрясенные потерей ребенка, не отдают себе отчета в своих действиях, а потом очень жалеют, что не провели вскрытие, не похоронили. А врачи не очень стремятся делать по понятной причине – «нет человека, нет проблемы». И стараются, чтобы родители не забирали тело, и не исследовали его. Поэтому нужно какое-то объективирование этого процесса. Возможно, стоит установить какой-то срок, в течение которого ребенок находится в морге, допустим, две недели. А родители должны знать, что это время дано им на то, чтобы немного прийти в себя и подумать».

Источник: medportal.ru